Американская концепция нового мирового порядка реферат

Постепенно, шаг за шагом, ситуация менялась — не так быстро, как хотелось, но менялась. Сомалийцы начинали верить, что ООН и впрямь способна изменить положение к лучшему. Отсюда вытекали бесконечные задержки, утрясания, бюрократические войны, некомпетентность и прочая и прочая. ООН никак не могла организовать ни воздушных логистических операций для доставки помощи, ни просто обеспечить охрану гуманитарным колоннам и сотрудникам агентств. Кадры из Сомали (довольно жуткие) замелькали в газетах, журналах и на телевидении — и с увеличением потока материалов росла и критика действий — а точнее бездействия — ООН, причем как со стороны, так и изнутри. Тревор Пейдж, глава Всемирной продовольственной программы (ВПП), заявил, что голод в Сомали можно было предотвратить (или, по крайней мере, уменьшить масштабы) — если бы ООН не тянула с засылкой в страну экспертов: «Мы пустили всё на самотёк, не уделяя ситуации должного внимания. Возможно, именно это и стало последней каплей — через несколько дней после этой речи Санхуна Бутрос-Гали отстранил его от руководства программой. Понятно, что неудовольствие главы ООН вызвала критика — но была и еще одна причина. Существует версия, что за отстранением Санхуна стояли американцы — и предположение это очень похоже на правду. От отставки Санхуна в первую очередь выиграли крупнейшие американские агентства помощи. Они активно лоббировали «жесткую» или силовую стратегию (читай — интервенцию ООН) — и «мягкий» путь Санхуна их не очень устраивал. Хотя, к тому моменту (осень 1992 года) в отдельных районах Сомали ситуация начала потихоньку выправляться: в Байдоа, например, смертность упала с 1700 человек в неделю до 300. Тем не менее, руководители организаций открыто призывали к интервенции. Просто вместо постепенной эволюции, нудной, кропотливой и самое главное, неблагодарной работы, они хотели стремительных результатов (ну и желательно славы). В том же октябре Бутрос-Гали назначил Джонсона кризис-менеджером программы продовольственной помощи Сомали.

Указанная стратегия лишь видоизменилась в соответствии с современными условиями, и ее фундаментальной задачей является удержание и сохранение лидирующего положения в мире. Поэтому важно видеть современное мировое развитие в широкой исторической перспективе и эффективно использовать уроки прошлого в нынешней внешнеполитической стратегии государств.Итак, подведем некоторые итоги. Поэтому задачей США сегодня является «управление взаимозависимостью»35 и удержание статуса единственной сверхдержавы. В этой связи, несмотря на все изменения в мире после распада советского блока, неизменным стратегическим императивом США остается их намерение доминировать. Зоной расширяющегося геополитического влияния США стала большая часть этого суперконтинента. Как следствие, стационарность современной однополярной системы международных отношений зависит уже не от противостояния двух сверхдержав, а определяется поведением «победителя», его намерением доминировать. Именно они могут претендовать на собственную значимую роль в мировой политике. Так как это ядерные державы, разговор с ними с помощью оружия, как с Югославией, Ираком, Ливией, из сферы возможных действий исключается. Поэтому в области отношений с этими странами находится сфера критического значения для новой мировой системы. Ведь мировое развитие показывает, что финалом существования каждой из исторически сложившихся систем международных отношений являлся конфликт, который уничтожал существующую систему и порождал новую. Окружающие субъекты под влиянием общих опасений и совпадения интересов всегда объединяются против своеволия лидера. Такова логика истории, которую трудно будет опровергнуть Америке — стране, декларировавшей, что «все люди рождены равными». Поэтому в самой стратегии «мирового преобладания» США таится главная причина ее недолговечности.