Историческое наследие коломны сочинение

Есть красивый сквер, где тихо присел Бунин и задумчиво смотрит на играющих вокруг него ребятишек, а в другом сквере Пётр I, окружённый пушками, стоит гордо, опираясь на свою трость. Встречает воронежцев и гостей города Черняховский в развевающемся плаще. А котёнок на улице Лизюкова приветливо помашет лапкой. Много красивых памятников в Воронеже, но самый величественный и красивый, конечно же, посвящён тем храбрым героям, которые отстаивали воронежскую землю в сороковых. Памятник этот стоит высоко, в центре оживлённого города, но всё же чуть в стороне, ближе к берегу. Ведь именно туда, на другой берег, оккупированный фашистами, были обращены взоры советских солдат. Памятник огромный, величественный. На нём солдат с мужественным лицом, который будет сражаться до конца. В очертаниях его лица боль и надежда. Рядом с ним мать принимает плачущее от ужаса дитя.

Некоторое время он пытался отдать щенка в приют: не приняли. И чем дольше оставался щенок у профессора, он понимал, что привязался к этому созданию. И не только он. Пёс настолько оказался преданным, что каждый день провожал, а потом встречал профессора у ж/д вокзала. Хатико не дождался в этот вечер хозяина. В течение нескольких лет преданный пёс приходил на вокзал – а хозяина так и не увидел. Когда умер Хатико, то на том самом месте, где он ждал профессора вечерами, был поставлен памятник преданной собаке. Этот памятник близок мне по духу, потому что в моей жизни произошёл случай, почти подобный данному. У меня был пёс, верный, добрый с хозяином, адекватный к чужим. Он тоже любил провожать и встречать меня, но главной его задачей было – охрана дома, присущая любой овчарке. Однажды он заболел и, как многие собаки, предпочёл уйти подальше от дома, почувствовав последний день своей жизни. Отыскать его так и не удалось. Но любовь моя к нему не угасла, и смотря на фотографии с ним, я часто вспоминаю его взгляд – взгляд преданной собаки.

Каждый из памятников наделён своим особым значением, историей, духом прошлого. И про каждый памятник можно много чего узнать. Летом я путешествовала со своими родителями по Черноморскому краю. Мы поехали в Абхазию в город Новый Афон. Для меня весь этот город можно назвать памятником. Этот монастырь многое потерпел: и нападения турок в 19 веке, и страшную войну между Абхазией и Грузией в 90-ые годы 20 века. Но всё же выстоял все трудности и до сих пор функционирует. Когда я первый раз зашла туда, то почувствовала неимоверной силы энергию, это место, которое заряжает духовно, эмоционально. И эта сила помогла мне вернуться туда через год вновь. Я увидела, что сейчас монастырь реставрируется, и это очень обрадовало меня. Мой любимый памятник архитектуры оживает с новыми силами. А нелюбимых памятников для меня нет.

Архитектурные детали, в том числе цоколь и подоконники, снабжены хорошо нарисованным профилем.Особенно красив венчающий карниз, отвечающий классическому канону. Внутри дом полностью переделан, однако внизу уцелели следы небольшой анфилады и старая двупольная дверь с филенками.В этом здании в 1922 году располагалась больница им. Пятилетия Советской Медицины. Ее возглавлял прекрасный врач и организатор коломенской медицины многий годы Брушлинский Борис Афиногенович. При нём расширилась сеть медицинских учреждений города и района, открылся медицинский техникум (ныне — Коломенский медицинский колледж). В 1951 году помещение было целиком передано туберкулезному диспансеру.2003-08-20 Дом и ворота. Фотография Уильяма Брумфилда7 февраля 2001 года на стенах диспансера была открыта памятная доска Б.А. Брушлинскому.«Здание земской больницы.

Главное – помни: не зная своих корней, своей семейной истории, мы не сможем воссоздать общую картину города, страны, всей Земли. Басова Нелли Мой город Воронеж – красивый и старый город. Мало кто знает, что наш город всю свою историю был военным городом, преградой на пути вражеских войск. Изначально он и задумывался как пограничная застава, где жили казаки. Позже Воронеж стал колыбелью флота, подарил России новое могущество. И в Великую Отечественную войну наш город героически сражался, не пустил врага дальше левого берега реки Воронеж. Весь Чижовский плацдарм был залит кровью по колено. В глазах рябит от списка погибших солдат на памятной плите. Воронеж был ещё и городом поэтов (Кольцов, Платонов, Бунин), великих учёных (Боков, Пирогов). Всё это отразилось на городских памятниках.