Сочинение по творчеству гончарова обломов и штольц

Вот к чему ведет нас ряд художественных деталей, начавшийся еще со сна Обломова. Вот где является истинный смех сквозь слезы — тот смех, который стал было нам ненавистен — так часто им прикрывались скандалезные стихотворцы и биографы нетрезвых взяточников! Выражение, так безжалостно опозоренное бездарными писателями, вновь получило для нас свою силу: могущество истинной, живой поэзии снова воротило к нему наше сочувствие. Создание Ольги так полно — и задача, ею выполненная в романе, выполнена так богато, что дальнейшее пояснение типа Обломова через другие персонажи становится роскошью, иногда ненужною. Одним из представителей этой излишней роскоши является нам Штольц, которым, как кажется, недовольны многие из почитателей г. Гончарова. Андрей Штольц исчез перед нею, как исчезает хороший, но обыкновенный муж перед своей блистательно одаренною супругою. Роль его стала незначительною, вовсе несоразмерною с трудом и обширностью подготовки, как роль актера, целый год готовившегося играть Гамлета и выступившего перед публикой в роли Лаэрта. Зато Тарантьев мерзавец, мазурик; ком грязи, скверный булыжник сидит у него в груди вместо сердца, и Тарантьева мы ненавидим, так что, явись он живой перед нами, мы бы почли за наслаждение побить его собственноручно. Агафья Матвеевна, тихая, преданная, всякую минуту готовая умереть за нашего друга, действительно загубила его вконец, навалила гробовой камень над всеми его стремлениями, ввергнула его в зияющую пучину на миг оставленной обломовщины, но этой женщине все будет прощено за то, что она много любила.

Этот “чудный край” — идеал Дома (в полном смысле этого слова) для Обломова. Это место Гончаров изображает как маленькую модель мира: здесь природа гармонирует с жизнью людей, которые ничем не обездолены, это идиллическая картина существования человека в единстве с природой. Течение времени в этих местах циклично, оно измеряется сменой времён года, строго по месяцам, благодаря праздникам и явлениям природы. Смерть в Обломовке — событие редкое, вселяющее в души людей ужас. Деревня изолирована от окружающего мира, а обитатели этих мест даже и не стремятся покинуть родные края. Единственной границей с внешним пространством является овраг, а связь осуществляется с помощью дороги. Такой Дом Обломов видит во сне, он близок сердцу героя. В конце романа Обломов обретает Дом, который становится для него идеальным, олицетворяет пример идиллического существования. Он находится в Петербурге, на Выборгской стороне. Об этом Доме мы узнаём из четвёртой части романа. Глава, повествующая о нём, располагается симметрично относительно главы об Обломовке, у эпизодов сходная композиция. Гончаров делает это не случайно. Он сам даёт нам все основания для сравнения этих глав.

Гончаров писал: “Их связывало детство и школа- две сильные пружины”. Поэтому, заглянув в детство героев, можно понять, почему сформировались столь разные характеры двух друзей, живших по соседству. Узнать о детстве Ильи Ильича помогает глава “Сон Обломова”, которая, по словам А. В. Дружинина, была первым шагом к выяснению причин “обломовщины”. Из сна Обломова становится ясно, что маленького Илюшу все любили, ласкали, баловали, поэтому он вырос добрым и отзывчивым. Стоит Илье Ильичу лишь задремать, ему снится один и тот же сон: нежный голос матери, ее ласковые руки, объятия близких и друзей… Каждый раз во сне Обломов возвращался в то время, когда он был абсолютно счастлив и любим всеми. Герой романа словно бежал из реальной жизни в свои детские воспоминания. Илюшу постоянно оберегали от всяческих опасностей, реальных и воображаемых. За барчонка все делал слуга Захар и еще “триста Захаров”. Такая опека и забота почти совсем заглушили в Обломове всякое желание что-либо делать самому. Все называют Илью Ильича мечтателем. Да разве могли бесконечные нянины сказки о Милитрисе Кирбитьевне, о богатырях, о колдунах и жар-птицах не посеять в душе ребенка надежду на лучшее, на то, что все проблемы решатся сами собой?